Сейчас уголовное наказание за уклонение от уплаты налогов грозит в течение двух или 10 лет с момента совершения преступления. Дольше всего риск оказаться наказанным сохраняется за уклонение от сборов для предприятий в особо крупном размере (часть 2 статьи 199 УК РФ), а минимальный – в течение двух лет – за крупное нарушение или попытки не платить налоги для граждан и индивидуальных предпринимателей (часть 1 статьи 199 и статья 198 УК РФ).

Сроки давности по этим составам преступления сейчас исчисляются с момента неуплаты налога, то есть если обязательства не были достоверно отражены в декларации. Этот подход может изменить проект постановления пленума ВС РФ "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления", с которым ознакомился "Интерфакс". В нем ВС РФ предлагает считать налоговые преступления длящимися и исчислять сроки давности с момента фактического прекращения виновным лицом преступной деятельности. Этими моментами, в частности, считаются день добровольного погашения либо взыскания недоимки по налогам, сборам и страховым взносам.

"Это означает отмену срока давности, так как срок фактически будет отсчитываться с момента возбуждения уголовного дела", – считает руководитель аналитической службы юридической компании "Пепеляев групп" Вадим Зарипов. По его мнению, это "катастрофа для делового климата в стране и в силу повышенных угроз, и в силу нестабильности и изменения правил игры задним числом".

Изменения приведут к восстановлению сроков давности по налоговым преступлениям, за которые сейчас привлечь к ответственности уже нельзя. "Даже ранее вынесенные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела можно будет отменить", – полагает он.

Признак преступления

С другой стороны, ВС РФ в проекте постановления пленума напоминает, что уклонение от налогов можно вменять в вину только в случае существования прямого умысла с целью полной или частичной их неуплаты. И дополнительно собирается разъяснить, что признаком налогового преступления является не только осознание преступником того, что он своими действиями нарушает законодательство о налогах и сборах, но и желание тем самым уклониться от их уплаты.

Это подход партнер адвокатского бюро "КИАП" Андрей Зуйков называет "интересным", но считает, что необходимо более детальное толкование, которое более четко разграничило бы правовую ошибку и преступление.

"Большинство налоговых споров сегодня построено на так называемой "налоговой переквалификации", когда налоговый орган вменяет налогоплательщикам вместо заявленных иные хозяйственные операции или их гражданско-правовую оценку для налоговых целей", – отмечает Зуйков. То есть компания или гражданин относили свои сделки под один налоговый режим, а проверяющие посчитали, что на самом деле он другой.

Подобные ситуации нельзя считать преступлением, и это стоило бы истолковать на уровне ВС РФ. "Если в результате такой переквалификации возникает недоимка, то ее, на мой взгляд, нельзя считать умышленным деянием по включению в декларацию заведомо ложных сведений, так как нет элемента заведомости", – говорит Зуйков.