Следующий пункт обзора основан на довольно старых определениях КС, поясняющих, что деятельность акционеров не является предпринимательской – последнюю ведет само АО, а не акционеры. Это распространяется и на иные права участия в уставном капитале коммерческой организации, которое само по себе не может расцениваться в качестве предпринимательской деятельности.

Также ФНС рассказала об обзоре ВС, посвященном исполнению закона о защите прав потребителей. В частности,  получение гражданином дохода за счет курсовой разницы при снятии иностранной валюты с банковского счета не свидетельствует о предпринимательской деятельности, если счет не используется для нужд, связанных с бизнесом.

Эти подходы применимы к "пассивным" доходам от использования и распоряжения имуществом, в том числе к дивидендам и процентам по вкладам, займам, доходам от сдачи в аренду имущества, приобретенного для личных нужд, и иным аналогичным по характеру выплатам.

Еще один важный вывод, озвученный ФНС – недопустимо признание деятельности предпринимательской на основе единичных гражданско-правовых сделок.

Вместе с тем, ФНС перечислила, что может быть доказательстом бизнеса – то есть, деятельности, направленной на систематическое получение прибыли:

  • показания лиц, оплативших товары, работы, услуги, расписки в получении денег;
  • выписки из банковских счетов лица, привлекаемого к административной ответственности, акты передачи товаров (выполнения работ, оказания услуг), если из указанных документов следует, что средства поступили за реализацию товаров (работ, услуг);
  • размещение рекламных объявлений, выставление образцов товаров в местах продажи, закупка товаров и материалов, заключение договоров аренды помещений.

Само по себе отсутствие прибыли не влияет на квалификацию деятельности, поскольку извлечение прибыли является целью бизнеса, а не его обязательным результатом (письмо от 7 мая 2019 г. N СА-4-7/8614@).